Новости
Выцветший шатер

Никому не стремясь навязать свое мнение, скажу, что за лучшую формулировку одной из высоких и всеобъемлющих задач искусства почитаю блоковскую, данную в том стихотворении, где дроги везут по слякоти выцветший шатер, а в нем трясется Арлекин бледнее Пьеро, Коломбина прячет в угол пестрые лохмотья и весь этот бродячий театрик, или «мой полинялый балаган», как выражается [...]

Человечье общежитье

Это тепло «человечьего общежитья», как выразился другой поэт, куда более прославленный, чем названные.

Мелодии киномузыки Петрова

Мелодии киномузыки Петрова и впрямь являются для нас «знакомыми незнакомцами»: нам незнаком заранее конкретный облик каждой из них, но в новой выразительности привычных слуху интонаций мы узнаем что-то имеющее непосредственное касательство к нам, к нашему общему бытию и ощущаем, что музыка эта с нами связана, если воспользоваться строками Окуджавы,

Часть той же тайны

Другая часть той же тайны (не говоря, конечно, о «тайне тайн» - о таланте) коренится, видимо, в уже упоминавшейся неразрывности киномузыки Андрея Петрова с временем, ее породившим, и с жизнью, в которой она звучит - как на экране, так и в отрыве от него.

Секреты композиторского мастерства

 Именно перед ним мелодия выразительно останавливается.

Квинта лада

Вслушаемся в первую тему Вальса, обратив особое внимание на мотивы и фразы, отмеченные в примере:

Четыре мелодии

Здесь сомневаться не в чем: перед нами «общее место» романсовой мелодики - скачок на сексту с последующим заполнением, каковой можно встретить едва ли не в любом бытовом (да и не только бытовом) романсе.

Нижние голоса

Ограничусь потому лишь двумя наиболее удобными для показа случаями.

Системы возвышения

«Системы возвышения» в ней обнаруживаются гораздо чаще, чем «системы снижения».

Полутоновое опевание пятой ступени минора

Не менее ясно, что полутоновое опевание пятой ступени минора (центр третьего круга) в равной мере естественно звучит и в связующей партии из первой части Семнадцатой фортепианной сонаты Бетховена, и в начале цыганского романса «Очи черные», и в разработочном проведении главной темы первой части Шестой симфонии Чайковского.